В 26 лет учить английский в Саранске, в 32 – сыграть в ЛЧ

В 26 лет учить английский в Саранске, в 32 – сыграть в ЛЧ
  • О замене на Медведева перед серией пенальти: «Не хотел повторить выходку Кепы. Отнесся с пониманием»
  • О Семине в Саранске: «Говорил, что мы не умеем играть в футбол»
  • О дебюте в ЛЧ в 32 года: «Суперэмоции. До мурашек»
  • О чемпионстве с дублем «Локомотива»: «Сам просился сыграть. Мелочь, а приятно»
  • О странности вратарей: «Это большой стереотип, который навеян вратарями вроде Тумиловича»
  • О восстановлении Гилерме: «Если наберет к весне — хорошо, если нет — отлично. Нет проблем»

— Отработаем повестку. Вы видите Никиту Медведева на бровке в концовке матча Кубка Париматч Премьер против «Спартака». Первая мысль.

— Сразу понял, что его выпускают под пенальти. Мне не было обидно. Просто в предыдущей серии [против «Партизана»] я не отбил ни одного пенальти. Видимо, поэтому решили поменять. Это нормально, все правильно.

— Это планировалось?

— Вообще не планировалось и никак не обсуждалось. Я нормально отреагировал. Без проблем, если это нужно команде. Никита здорово вышел. Возможно, эмоционально он был лучше готов.

— Заур Хапов или Юрий Семин объяснили решение после игры?

— Нет, никто не подходил, но я действительно нормально отреагировал. Все понял. 

— Не хотелось устроить шоу в стиле Кепы в финале Кубка лиги?

— Нет, если тренер считает, что для команды это лучше (получилось лучше, команда выиграла), то никаких проблем. Я отработал в игре, Никита — в серии. Палыч угадал, это сработало. Может, я бы остался и отбил — никто не знает. Инцидент с Кепой — странный. Нужно выбирать: либо свои личные амбиции, либо командные.

— На вратарей вешают ярлык — специалист по серии пенальти. Знаете таких?

— Про себя не могу такого сказать: бывает отбиваю, бывает — нет. Это вопрос чутья, предугадывания. Знаю, что у Облака сейчас проблемы с отражением пенальти, но при этом он — супервратарь. В этом есть и психология: если во время серии вратарь-соперник отбил первым, то ты понимаешь, что уже нужно два пенальти брать. Это тоже влияет.

— После замены за вами бежал Тимур Журавель в подтрибунном помещении с камерой, а вы…

— Тимур Журавель — странный товарищ, он лезет туда, куда не надо. Мне это мешает, поэтому пытаюсь не реагировать. Не раздражаюсь, но у журналистов должно быть чувства такта. Многие ведь снимают, я не против людей с камерами, но зачем задавать бестолковые вопросы и постоянно лезть, когда это не совсем уместно. Просто это уже не первый раз, такое случалось неоднократно. Ему нужно подумать немного, потому что это не очень приятно.

— Дебют в Лиге чемпионов. Вы выходите на забитый «Ванда Метрополитано», играет гимн ЛЧ.

— Это просто суперэмоции. Забитый стадион придавал крутое ощущение — это прекрасно. Я был очень рад, что все-таки смог выйти и сыграть в Лиге чемпионов. Когда заиграл гимн, то почувствовал вдохновение. Мурашки побежали. Это была мечта. До этого смотрел матчи наших команд в Лиге чемпионов по телевизору [и стремился тоже там оказаться].

— 45-я секунда матча с «Атлетико». Вы сбиваете Фелиша.

— Когда мне после игры сказали, что это была 45-я секунда, я не поверил. Не знаю, как это сработало, но мне показалось, что мы уже сыграли минут 5-10. Не думаю, что это [нарушение правил] из-за волнения, меня не трясло, наоборот — был восторг от соперника, атмосферы. Я просто вообще не видел Фелиша, он очень неожиданно выскочил. По телевизору смотришь и, наверное, не понимаешь, куда [вратарь] вообще побежал, а мне так абсолютно не казалось (смеется).

— Отбили пенальти. Что почувствовали?

— Что реабилитировался. Нарушил правила — значит, должен взять этот удар. Мне показалось, что это должно дать команде дополнительный импульс.

— По повтору видно, что ваша опорная нога не на линии. Сейчас такое начинают судить все строже. Бесит?

— Меня это смущает. Даже здесь на турнире во время серии с «Партизаном» судья попросил меня стоять на линии, внимательно следить за этим. Надо было все-таки попытаться выйти, а я строго соблюдал правила: «Ну, на линии же нужно стоять». Это сложно. Чтобы был выше шанс, нужно вылетать вперед, сокращать угол удара. С «Атлетико» я пересматривал момент — да, там был небольшой заступ. Но в динамике это не определишь. Только VAR может. Не знаю, почему не попросили перебить в Мадриде. По идее, должны были перебивать.

— Самые популярные комменты в соцсетях после матча: «автобус», «просидели в окопе», «стыдно за такой футбол». Можете объяснить, почему 0:2 против «Атлетико» без моментов — это не стыдно?

— Мне кажется, здесь важен не столько счет — мы и 0:3, и 1:5 «Атлетико» проигрывали. Возможно, повлияло, что мы в той игре не могли рассчитывать на плей-офф Лиги чемпионов и Лигу Европы. Если бы у нас были шансы, то игра была бы другая. Конечно, это не оправдание, но нужно понимать, что психология реально влияет. У них была мотивация, им нужно было побеждать. Мы же играли только за призовые деньги и в надежде хлопнуть дверью. Возможно, нас это недостаточно мотивировало.

— 5 лет назад вы работали с Семиным в «Мордовии». Он нормально смотрелся в декорациях Саранска?

— Абсолютно органично. Не было такого, что он шел по городу и не вписывался в декорации. Все было прекрасно, Палыч чувствовал себя хорошо.

— Чем занимались в Саранске?

— Там все, как и в любом другом провинциальном городе. Можешь сходить в кино, есть 2-3 хороших ресторана. Чем заниматься? Саморазвитием. Я там пошел на курсы английского языка. Я плохо разговариваю, но то немногое, что могу, подучил именно в Саранске.

— Чемпионат мира в Саранске. Правильное решение?

— Не могу ответить определенно. Я там был, когда решилось, что Саранск примет ЧМ. Город чистый, приятно находиться в центре. Все возмущались, но мне тогда это не казалось странным. Есть команда премьер-лиги, есть сильный тренер. Почему бы и нет? Шаги к популяризации футбола делались.

Однако нужно признать, что это нефутбольный город. Никто особо не интересовался командой. Нас почти не узнавали, посещаемость — низкая.

— Вы говорили, что у Семина строгий подход к работе. В чем он заключается? Жесткий режим? Контроль веса?

— В плане режима все достаточно демократично. Его строгость проявляется в тренировочном процессе. Характер у него такой — он часто встряхивает игроков эмоционально, тем самым мотивирует. Легко может напихать. Возможно, замечали, как он ведет себя на бровке — слюни летят.

— Вы с Виктором Васиным играли в «Нижнем Новгороде» и «Мордовии». Наверняка общаетесь до сих пор. Вам не грустно из-за того, что травмы творят с его карьерой?

— Безумно грустно. Мы поддерживаем товарищеские отношения, постоянно на связи, поэтому я беспокоюсь за его карьеру. Кроме слов поддержки тут ничего не можешь сделать.

— Потенциально он мог стать лучшим центральным защитником в России?

— Наверное, да. Он ведь до травмы был одним из лучших. Даже в «Мордовии» Палыч очень хорошо о нем отзывался, говорил, что его пора в сборную вызывать. Надеюсь, у него все будет в порядке.

— Как появился вариант с «Локомотивом»? Вы вышли на клуб? Или он на вас?

— А как я мог выйти на «Локомотив»? Так делают, да? Насколько я знаю от агента, клуб вышел на представителей с предложением вернуться.

— Первый период. Вы играли за дубль. Общались с Черевченко по этому поводу?

— Да, неприятная ситуация, но с тренером, насколько помню, ее не обсуждал. Тогда был смысл играть за дубль, мы ведь в итоге выиграли чемпионат. Я много матчей провел, затем ушел в аренду в «Краснодар» на несколько месяцев, но потом вернулся и снова начал играть. Это было правильно. Когда я понял, что молодежка может выиграть чемпионство, то даже сам начал проситься сыграть. Вроде мелочь, но хотелось помочь.

— Медальку забрали?

— Да, тренеры дубля потом передали.

— Вам было под 30 лет. Не ловили злые взгляды молодых вратарей?

— Нет, вообще нет. Если личные отношения хорошие, то все это переводится в шутку. Тогда там были Лантратов и Лобанцев. Классные ребята, мы находили общий язык. Понятно, что они были недовольны, но в основном только шутили: «Вот, опять тебя спустили». 

— В молодежке вы застали Рифата Жемалетдинова, Дмитрия Баринова и Антона Миранчука. Они выделялись?

— Сильно выделялись. Все трое. Антон: было видно, что он будет играть. У Димы Баринова был бешеный потенциал: крепкий опорник с хорошими качествами. У Рифата тоже. Они изменились с годами, но не в худшую сторону. Я не вижу, чтобы кто-то из них задирал нос. Мне кажется, Дима Баринов вовсе как был, так и остался. Все они хорошие ребята — вся молодежь.

— Тогда в основном «Локомотиве» был период не очень забивных нападающих. Петар Шкулетич, Эсекьель Хенти… Как их охарактеризуете? Они забивали вам на тренировках?

— На тренировках все забивают. Это что должен быть за игрок, чтобы за все время нахождения в команде не забить ни одного гола на тренировке? Забивали, конечно. Мне сложно о них что-то сказать. У Хенти были все шансы заиграть — настырный, с хорошей скоростью и ударом, но что-то ему помешало.

— Семин вернулся в «Локомотив». Вы обрадовались? Вообще он держит дистанцию с игроками?

— Я был в аренде тогда в «Томи». Конечно, воспринял эту новость положительно. В работе он держит дистанцию с игроками, но вне поля может подколоть. И его можно подколоть, без проблем. С юмором все хорошо. Принципиального различия между ним в «Мордовии» и в «Локомотиве» нет. Разве что там он говорил, что мы не умеем играть в футбол, поэтому нужно проявлять другие качества. В «Локо» же он, наоборот, говорит: «Вы в футбол играть умеете».

— 1 декабря вы сыграли в РПЛ впервые за 1,5 года. Это тяжело?

— Я играл в Кубке, на сборах, был турнир Матч Премьер, но все равно мало — согласен. В любом случае даются шансы — ты выходишь и играешь. Я жду этого момента, дорожу любой игрой. Радуюсь каждому моменту, когда нужно выйти на поле.

— Возможное расширение РПЛ приветствуете?

— Да, при условии нормального финансирования клубов. Но если это не будет регламентироваться и контролироваться, то зачем нам нужны очередные банкротства? «Волга» не существует, Нальчик с трудом существует, да и у «Мордовии» были проблемы, Томск — та же история. Если все сделать правильно, то расширение — это классно.

— Есть мнение на уровне стереотипа, что вратари — странные. Вы согласны?

— Если вы заметили сейчас какие-то странности, то можете сказать (смеется).

— Мне интересно ваше мнение. Есть много подборок необъяснимых поступков вратарей.

— Полевые игроки совершают странные поступки?

— Совершают.

— Вот и все. Это большой стереотип, который, как мне кажется, навеян давними временами — вратарями вроде Тумиловича. Вот он действительно совершал необъяснимые поступки. Сейчас мне кажется, что наоборот… В общем, вратари не странные.

— Гилерме восстанавливается после травмы. Насколько я понимаю, он пока полноценно не работает и, вероятно, может пропустить 1-2 стартовых тура. Или, думаете, к весне наберет?

— Не знаю, он как раз начал полноценно тренироваться, плюс у нас есть еще один сбор. Может набрать, но если нет, то отлично, без проблем (смеется). Мы же тут боремся за основной состав. Наши нормальные отношения внутри вратарского коллектива не означают, что я не хочу играть. Я хочу.

— Гилерме - почти как Акинфеев для ЦСКА. Вам не трудно жить и конкурировать с этой мыслью?

— Сложно, да. Если авторитет у вратаря высокий, то конкурировать с ним непросто.

— Лучше ждать, чем уходить в аренду — в пустоту и нестабильность?

— Иногда лучше уйти в аренду. Зависит от ситуации. Два раза уходил - и сделал правильно, но в данном случае мне этого не нужно: я в обойме и цепляю игры. Мы выигрываем трофеи, а это очень важно для меня.

— Трансфер Алексея Миранчука обсуждался в команде? Спрашивали у него об Италии?

— Я ни разу не разговаривал с Лехой, считаю, что это некорректно. Можно спросить, но если он не хочет распространяться, а мне кажется, что не хочет, то не стоит его беспокоить и мучить. Не знаю, насколько новости правдивы.

— Ментально и по уровню игры он готов к топ-лиге?

— 100 процентов готов. Если бы мне предложили, то я бы поехал, несмотря ни на что, в лигу выше. Обрадовался за Федора Смолова. Я всегда приветствую стремление играть в сильном чемпионате. Да, команда не борется за высокие места, но попробовать себя в другой стране — это очень круто. При том что у него здесь были небольшие проблемы с игровой практикой, поэтому тем более правильное решение. Я вообще за любой переход из РПЛ в лигу выше.

— Вы отказались от кыргызского гражданства? Скоро футболисты оттуда перестанут считаться легионерами. Не хотите теперь сыграть?

— Год назад проходил Кубок Азии, который выиграл Катар. Александр Кристинин, главный тренер сборной Кыргыстана, звал поехать. Но это сделало бы меня легионером в чемпионате России, поэтому отказался. Я стал бы легионером — странно, да? И сейчас я бы вряд ли согласился. Это надо ездить, тратить силы — непонятно, нужно ли это мне и клубу. Тот ли уровень сборной… С одной стороны — игры, а с другой — надо хорошо подумать.

— Артем Ребров недавно снова продлил контракт. Каждой команде нужен такой опытный футболист?

— Он не мешает, это точно. Неплохо, когда есть человек, который может дать наставления, скоординировать молодежь и своим авторитетом подбадривать.

— Вы видите себя в такой роли в «Локомотиве»?

— Я просто себя вижу в «Локомотиве» вратарем. Было бы здорово завершить карьеру здесь. 

Матч ТВ, Егор Кузнец

09 Февраля 2020

Теги: основной состав коченков антон

последние Публикации